Рубрики

Архивы


« | Главная | »

Поступление на кафедру прикладной математики

Автор: admin | 05 Окт 2014

Расскажу, дорогие друзья, как продолжилась моя деятельность в качестве на­учного работника и преподавателя после защиты диссертации.

Как я писал ранее, сразу же после защиты я перешёл по конкурсу на научную должность младшего на­учного сотрудника кафедры ОМД и продолжал рабо­тать в ОЛОПП'е. В материальном плане на тот момент это мне практиче­ски ничего не дало (зарплата не увеличилась, а даже немного уменьшилась).

Однако после утверждения моей степени к.т.н. в ВАК'е зарплата сразу же увеличилась до 175 рублей. Это было лучше, чем раньше, но для меня в моём новом качестве (обладатель учёной степени к.т.н.) это был всё же минималь­ный возможный уровень, не позволявший говорить о достаточной материальной обеспеченности моей семьи.

Я начал думать, что же мне делать дальше, по какому пути идти, чтобы за­ниматься интересной работой и добиться хотя бы минимальной финансовой независимости в жизни.

С одной стороны, я, конечно, хотел бы продолжить свою научную работу по бесконечной прокатке, которой я отдал так много лет, расширить список рас­сматриваемых научных вопросов, работать над докторской диссертацией и, в дальнейшем, защитить её и т.д. Однако в этом направлении возникли для меня непреодолимые трудности. Через год (в 1974 году) ушёл из жизни наш незабвенный учитель, страстный поклонник бесконечной прокатки на мелкосортных станах академик Александр Петрович Чекмарёв. Без поддержки такого великого и влиятельного сторонника и руководителя, а также в связи с возникшими техническими трудностями эта замечательная  идея – бесконечная прокатка с большими натяжениями – не получила достаточной поддержки и пока осталась на уровне теоретических разработок. Я остался один, и, таким образом, движение в этом направлении для меня, к сожалению, оказалось не реальным.

С другой стороны, за время работы над диссертацией мною было рассмот­рено и освоено такое огромное количество вопросов по физическим и осо­бенно математическим аспектам моделирования самых различных техно­логических процессов, что прикладная математика стала для меня новой и самой любимой специальностью. Без уравнений, без моделирования в тот момент я не мыслил для себя дальнейшей жизни. Мною были освоены ряд смежных специальностей: автоматизация, элементы автоматики, электропри­вод, прокатное производство, электронное и математическое моделирование, самые различные вопросы высшей и прикладной математики.  После такой практики использования математики и формальной логики мне уже были не страшны не только технические задачи, но и вопросы из лю­бой области знаний.

Кафедра ПМ

И вот однажды у себя в институте (ДМетИ) я встречаю свою прежнюю со­трудницу по ВНИТИ Катю Костенко, которая тогда работала в группе математиков и программистов нашей 29-й лаборатории. Тогда наши пути разошлись: я поступил в аспирантуру ДМетИ, а Екатерина Ивановна в дальнейшем, через ряд лет перешла на преподавательскую работу, и была старшим преподавателем кафедры высшей математики ДМетИ. И вот от неё я узнаю, что в институте образована новая кафедра прикладной математики.

Заведовать ею стала защитившаяся со мной в один и тот же день (только на разных Советах) Татьяна Ивановна Сламчинская. Ранее она работала в институте «Металлургавтоматика», а затем старшим преподавателем на нашей кафедре высшей математики. Мы поговорили с Катей и Таней, и я понял, что это то, о чём я думал и мечтал последнее время (преподавательская работа да ещё по любимой специальности !!!).

Татьяна Ивановна предложила мне: «Александр Сергеевич, будешь читать курс «Теория вероятностей и математическая статистика», пока по совмести­тельству (так как была средина учебного года)?». Своего рода завуалирован­ный испытательный срок. Я согласился, даже не задумываясь. Хотя эта дис­цип­лина была для меня абсолютно новой, и знал я о ней, между нами говоря, только её название (я скромно об этом умалчивал, хотя и чувствовал при этом некоторый «мандраж»).

Риск, конечно, был большой. Но, как я отмечал выше, после моей грандиозной математической практики мне и «чёрт был не страшен», я был готов ринуться в любую авантюру, вплоть до чтения любого курса (даже, если бы нужно было, фигурально выражаясь, преподавать ки­тайский язык). Настолько меня «достала» эта бесконечная (уже почти восемь лет жизнь на 100 рублей) борьба за выживание (хотя бесконечная прокатка мне очень нравилась).  Как Вам эта игра слов?

И вот начался второй семестр 1973-74 учебного года. Надо отметить, что я продолжал работать на кафедре ОМД в ОЛОПП'е, занимаясь научной работой в группе В.П. Барвинова. От неё меня никто не освобождал. Правда, следует отметить, что к моей преподавательской работе начальство всё же относилось с определённым пониманием и снисхождением, отпуская меня на время чтения лекций и проведения практических занятий.

Но, что касается освоения и разработки нового для меня курса ТВиМС, это был кошмар. Взяться за выполнение такого предприятия за такой короткий срок, не имея для этого достаточно свободного времени, мог только человек либо абсолютно не знающий объёма и трудностей этого курса, либо совершенно отчаявшийся. Именно таким человеком и был Ваш покорный слуга.

Здесь имелся целый ряд так называемых «подводных камней».

ТВиМС – это не чистая математическая наука, где для меня непреодолимых математических трудностей уже почти не существовало.

В ТВиМС имеется много смысловых понятий, весьма не простых, если не сказать очень трудных, для понимания не искушённого в этой науке научного работника. С ходу, сразу охватить все вопросы этого курса оказалось весьма затруднительно, а для грамотного изложения материала многое нужно было знать и, главное, понимать уже при чтении чуть ли ни первых лекций курса, проведении практических занятий и формировании контрольных мероприятий.

Ещё одна неожиданная трудность этого нового для меня курса заключалась в огромном его объёме. По данной дисциплине имелось порядка десятка, а сейчас уже и больше, учебников, в которых часто вопросы рассматривались в различном порядке (который определялся сугубо предпочтениями конкретного автора и не всегда, на мой взгляд, бесспорными) и под разным смысловым углом зре­ния. Весь этот материал нужно было осмыслить, упорядочить и грамотно изложить.

Свою задачу я видел в том, чтобы создать стройный, прозрачный, минимизированный (до предела) курс лекций, в котором не было бы воды, не было бы повторов, изложение было бы простым (но не без потери строгости изложения) и понятным самому неискушённому, но всё же заинтересованному студенту. Кроме того, необходимо было соответственно выбрать задачи для решения на практических занятиях и составить варианты контрольных работ. Решением задач на практических занятиях и проверкой контрольных работ (которые иногда сами представляли собой кроссворды для проверяющего) необходимо было заниматься также мне. Всё это нужно было успеть сделать в течение 4-х месяцев 1974 года (с февраля по июнь).

Эта задача была мною успешно решена.

Термин «успешно» напоминает мне сообщения Партии и Правительства СССР о построении очередной ГЭС, запуске космического корабля или прорытии гигантского канала. Но сколько усилий всей страны и множества людей стоит за этим простеньким термином.

В моём случае, сколько физического и умственного напряжения и сколько здоровья стоило мне решение моей частной задачи по ТВиМС, знает только моя жена Людмила и мои ближайшие родственники.

Работать приходилось буквально днём и ночью. Отдыха катастрофически не хватало. Я буквально падал от усталости. Мучили постоянные головные боли. Причём, если работа днём в ОЛОПП'е хоть и была необходимой, но могла быть иногда отложена на некоторое время, то разработка курса не давала мне никаких поблажек, я должен был готовить лекции, как говорится, в темпе с учебным процессом (не смотря ни на что, через «не могу»), если я не хотел выглядеть дилетантом и потерпеть поражение. А этого допустить я не мог ни в коем случае.

На физическую нехватку времени накладывалось психическое напряжение (своего рода «мандраж», если использовать спортивную терминологию), связанное с боязнью не успеть или что-то сделать не так, или на не соответствующем уровне. Нельзя было ни в коем случае показать себя перед студентами недостаточно компетентным или проявить малейшую неуверенность. Со стороны всё должно было выглядеть так, как будто я читаю этот курс уже лет десять, как минимум. Внешне так оно и было, но что творилось у меня в душе, одному Богу известно.

Примечание. Как-то встретившись в институте с преподавательницей английского языка Любовью Александровной Полищук (она нас учила английскому на курсах ещё во ВНИТИ), я поделился с нею (уже опытной преподавательницей) своими страхами и опасениями по этому поводу. Она дала мне такой совет, которым я делюсь с Вами, дорогие читатели: «Александр Сергеевич, как преподаватель Вы всегда должны быть уверены, что знаете излагаемый ма­териал, как минимум, на порядок лучше слушающего Вас студента. Поэтому никакой неуверенности! Если что-то забыли или не знаете, мягко скажите  слушателям, что по такой-то причине (приведите удобную отговорку) вы вер­нётесь к этому вопросу на следующей лекции. Инцидент будет исчерпан  без какого-либо ущерба для Вашей репутации».

Скажу откровенно, дорогие читатели, у меня было много трудностей в жизни, которые мне, во что бы то ни стало, требовалось преодолеть, но эти четыре с половиной месяца, этот невероятный рывок, этот мозговой, фи­зический и психологический штурм одного «актёра» были беспрецедент­ными в моей жизни.

Я и раньше немного занимался преподаванием по со­вместительству на разных кафедрах, но после такого «вступительного экза­мена» я почувствовал себя уже настоящим, хотя ещё всё-таки начинающим, преподавателем. Татьяна Ивановна со стороны (через беседы со студентами) наблюдала за моей деятельностью и осталась довольной. Меня, на её взгляд, можно было вполне брать в штат кафедры.

Я попросил аудиенции у нашего проректора по учебной работе Василия Ефимовича Левченко, где попросил его принять меня в штат преподавателей кафедры прикладной математики. Но у него были другие планы. Он реко­мендовал мне работу на кафедре МОЭИ (механизированная обработка эко­номической информации). Я увидел «горы» бумаг, массу документов эконо­мического характера и ужаснулся. К тому же, ещё недалеко было то время, когда в экономических науках математика была в зачаточном состоянии, в качестве математических выражений использовались словесные конструкции (это впоследствии экономика стала самой математизированной наукой).

Я же в то время был во власти математических формул, сложнейших выкла­док, интегральных преобразований и мечтал попасть на кафедру ПМ. Мы втроём (Татьяна Ивановна, Екатерина Ивановна и я) пошли к Василию Ефи­мовичу и уговорили его позволить мне работать на желанной мне кафедре. Итак, с 1-го сентября 1974 года я — официально преподаватель кафедры прикладной математики !!!

У-р-р-р-а !!!

Темы: 05_НМетАУ_ПМВТ | 2 комментария

2 комментария на “Поступление на кафедру прикладной математики”

  1. Ростислав пишет:
    19 Окт 2014 в 15:33

    Поздравляем.

  2. admin пишет:
    24 Апр 2015 в 16:37

    Дорогой, Ростислав! У меня в жизни было мало случаев, чтобы «всё и сразу». За «всё» приходилось бороться, стиснув зубы. А «сразу» приходило с большим опозданием и тоже с тяжёлой борьбой.

Отзывы