Рубрики

Архивы


« | Главная | »

6_Как я не получил золотую медаль

Автор: admin | 22 Мар 2013

Итак, в седьмом классе всё было прекрасно: 6-й и 7-й классы – похвальные грамоты по учёбе, в 7-м классе – грамота за 1-е место по баскетболу в сорев­нованиях на первенство города. Учился я со своими любимыми друзьями – Юрой Кудрявцевым, Колей Сергиенко, Игорем Морозовым и другими в 7-Г классе.

Как я не получил золотую медаль

И вот в 1953-м году в школьном образовании перешли к совместному обуче­нию мальчиков и девочек. В нашу 100-ю школу «влили» девочек из соседней 22-й и других школ. И у нас получилось не четыре, а шесть восьмых классов: А, Б, В, Г, Д, Е.

Чем руководствовались директор и завуч школы, можно только догады­ваться, но меня «вырвали» из моего родного 7-Г класса, и я оказался в 8-Е классе. Я – мальчик не привередливый, контактный, так что я подружился и с мальчиками и девочками из моего нового класса.

Однако за прежние годы я очень сдружился с ребятами из моего прежнего класса и много времени проводил с ними и девочками из их класса. Я просил перевести меня обратно, но безрезультатно.

Мы тогда уже умели танцевать и с появлением девочек стали много времени уделять этому занятию. Любили мы также гулять вечерами по городу и петь. Тогда очень нам нравились: «Гуцулка Ксеня», «Соловушка» и другие. Бас­кетбол, как и прежде, оставался моим любимым занятием. Начались первые симпатии и влюблённости. Андрею Харченко, мне и Юре Рудомину нрави­лась Люда Бижко, а она никак не могла предпочесть кого-то одного осталь­ным. Свете Сабадырь нравился Юра. Наташе Коваленко – Игорь Асмолков. Ростик – всем. Оле Скопс – я (тогда я этого не знал и не замечал). И так да­лее … .

Всё это сказалось на моей успеваемости, и вот в 8-м классе – провал. Его я закончил с 5-ю четвёрками. Нервная система «деточек» была на грани срыва, что и произошло. Классной руководительницей в 8-Е была Татьяна Ивановна (преподаватель украинского языка и литературы). Она была очень красивая, добрая, но в конце 8-го класса у нас произошла размолвка, и я, по детской невыдержанности, ей нагрубил.

В довершение всех «несчастий», я за этот демарш получил «4» по поведению в 4-й четверти восьмого класса. В том году общая оценка по поведению за 8-й класс не выставлялась. Поэтому ничего фатального это тогда не представ­ляло. Специально обращаю на это внимание. Если бы мы тогда знали, какую трагическую роль для меня сыграет эта так несерьёзно полученная оценка.

В 9-м классе я подтянул свою успеваемость почти до максимальной (осталась одна четвёрка). Личная жизнь успокоилась. Баскетбол был на первом месте. Я был на первых ролях в школьной и городской юношеской сборной. Я про­должал проситься в Г-класс. И друзья за меня просили. И моя мама говорила с учителями о причинах снижения моей успеваемости. И наконец-то моя просьба была услышана, и в 10-м классе я уже стал учеником 10-Г класса. Здесь классной руководительницей нашей была Дина Абрамовна Лещинская (преподаватель английского языка).

Я был счастлив, но постепенно мои иллюзии стали рассеиваться. Люда Бижко относилась ко мне, как ко всем друзьям. Это меня страшно тяготило, и я начал смотреть вокруг, а не только на её стройную фигурку. Ведь известно, что лучшее лекарство от неразделённых чувств это – новое увлечение. И тут мы с Олей Скопс поняли, что наша симпатия обоюдная. Мы стали встре­чаться, танцевать, гулять.  Всё свободное время проводили вместе.

Это было в конце 3-ей четверти решающего заключительного 10-го класса. Учёбу завалить нельзя было ни в коем случае. И времени стало катастрофи­чески не хватать. И вот я принял, на мой взгляд, единственно правильное и, как оказалось, роковое решение. Я на время перестал тренироваться. Нико­лай Иванович, наш тренер, говорил мне, что скоро первенство Украины, Союза, что нельзя бросать баскетбол ни на минуту. Я был, как в трансе, ни­чего не хотел слушать и, таким образом, остался без поддержки самого важ­ного тогда для меня человека.

Когда я начал учиться в 100-й школе, нашим директором был прекрасный человек Герой Советского Союза Рындин. Затем он ушёл на пенсию, а дирек­тором стал Иван Григорьевич Козырь, по мнению многих учеников очень грубый и неприятный человек.

И вот где-то в конце мая меня угораздило с ним столкнуться. Был субботник, мы убирали какой-то мусор. Директор, по своему обыкновению, придирчиво наблюдал за нашей работой и сделал мне, случайно здесь подвернувшемуся, замечание в грубой форме. Я, как вы понимаете, последнее время был в очень нервном состоянии и ответил ему в таком же стиле. Он взвился, наорал на меня и сказал, что мне это «вылезет боком» или что-то в этом роде.

Ну, приведите мне хоть один пример такого ученика, который ни разу в жизни не сказал учителю что-нибудь дерзкое или не ответил невежливо на замечание. Такому мальчику можно было бы памятник поставить. Только не видно что-то таких памятников.

К моему несчастью, этот Козырь оказался «человеком слова» и выполнил свою угрозу в иезуитской и даже в садистской форме. Ребята рассказывали, что он раньше работал в исправительных учреждениях.

Мы тогда в 10-м выпускном классе сдавали 12 экзаменов. Можете предста­вить себе эту дикую нагрузку. И вот я сдаю все экзамены на одни пятёрки и надеюсь (и все учителя тоже), что я получу свою законную золотую медаль. Буду поступать в любой институт, куда захочу, без экзаменов. Все дороги для меня будут открыты.

И вот наш замечательный директор школы, воспитатель юного поколения, «инженер человеческих душ» придумывает молодому парнишке (не хули­гану, а наоборот; не двоечнику, а наоборот; не тупому бездельнику, а любо­знательному мальчику; не хлюпику, а спортсмену первого юношеского раз­ряда по баскетболу) воистину изощрённоенаказание, достойное инквизи­тора средневековья.

В те годы вели борьбу с хулиганством, воровством, плохим поведением среди подрастающего поколения. Если у кого-либо была четвёрка по поведе­нию за год, могли исключить из школы, а про медаль можно было уже и не говорить.

Но, как было сказано выше, в 8-м классе у меня хоть и была одна четвёрка по поведению за четверть, но, во-первых, за год тогда оценка не выставлялась, во-вторых, если бы и выставляла Татьяна Ивановна оценку за год (5, 5, 5, 4), то никогда не поставила бы результирующую оценку «4». Не такое я  совер­шил тяжкое преступление, чтобы так низко оценить моё поведение за целый учебный год.

И вот этот злопамятный тип (директор школы) перерывает журналы за все последние годы (8, 9, 10 классы), находит эту, забытую давно всеми злосча­стную четвёрку за 4-ю четверть 8-го класса, единолично выставляет мне од­ному четвёрку по поведению за весь 8-й класс и, пользуясь указом по борьбе с хулиганством, лишает меня золотой медали за все десять лет отличной учёбы.

Классная руководительница, все учителя школы, которые меня хорошо знали, родительский комитет класса и школы упрашивали директора отме­нить это бесчеловечное решение и наградить меня золотой или хотя бы се­ребряной медалью. Всё было тщетно. Единственный, кто, может быть, сумел бы уговорить этот «камень», был Николай Иванович, наш тренер. Но я в тот момент, на минуточку и очень неудачно, оставил баскетбол.

Вот так я при всех пятёрках в аттестате зрелости не получил ни золотой, ни серебряной, никакой медали. Справедливо это или не справедливо судить Вам, мои дорогие читатели.

P.S.

Эта история моей школьной жизни была бы неполной, если бы я не упомянул ещё несколько моментов. Первое, я бросил баскетбол, хотя и не на долго, на самом взлёте моей баскетбольной карьеры. Второе, благодаря этому и нашим свиданиям и стрессам, я не получил золотой медали. И третье, не знаю к не­счастью или к счастью, наши романтические встречи с Олей в августе закон­чились. Она меня предала, и я — молодой горячий мальчишка, не найдя дру­гого способа разрубить этот гордиев узел, влепил ей пощёчину (сейчас я по­нимаю, что делать так не очень достойно). И мы расстались навсегда.

 

Темы: 01_Юность | Один комментарий

Один комментарий на “6_Как я не получил золотую медаль”

  1. Stas пишет:
    26 Июн 2013 в 20:31

    Да, наверное это самые солнечные и бурные годы. С ранимыми, беззаветными и светлыми сердцами...

Отзывы